00:34 

Подменыши: Тролли.

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Кто несет войну, кто счастье, кто просто бред, кто погряз навеки в злате и серебре, кто не может в темноте отыскать следа...
Ну а мне, увы, досталась моя беда.
Я встречал людей, живущих в тени баллад, я встречал людей, искавших драконий клад, я встречал людей, чьи жизни - огонь и дым,
А моя - быть вечно стражем моей беды.
Ни врачам, ни магам тяжесть не снять с плеча - мне моя беда является по ночам. Открывает дверь, без спроса приходит в сны...

****

Мы поймали ведьму где-то в конце весны. Видно нам удачи кто-то послал с небес - против этих бестий слаб, бесполезен крест, не берут таких удары священных стрел - словно дьявол помогает своей сестре! Не спасает от чужой ворожбы броня - в волосах у них поют языки огня, и когда танцуют - мир начинает тлеть...а они уже верхом на своей метле. Улетит - гадай, поймаешь, увидишь ли?...
...Но она была слаба, и ее нашли.
Инквизитор Рик - искуснейший из ловцов. Он заметит страх, увидит во тьме лицо, не пропустит след в бушующем январе...
Рик почуял запах: верба, смола, сирень.
Убегала ведьма ломким весенним льдом, расшумелся лес, скрипел, как старинный дом, в темноте срывало ветром с волос огни...Рик рванул за ней,
А мы - мы пошли за ним.
Мы охотники, и незачем нам костёр, нам достаточно того, что клинок остёр. Рик догнал колдунью, шпагу занёс над ней...
И застыл.
Блеснула сталь в молодой луне.

***

Говорили Рику - хватит, оставь печаль, мол, любой застыл бы вмиг от коварных чар. Убежала ведьма - скоро вернется, ведь мы же знаем племя этих лукавых ведьм. Только Рико мрачен, стал сторониться всех, позабыл молитвы, снял боевой доспех. Мы пытались быть терпимее и добрей...
Он ушёл от нас, наверное, в сентябре.
Мы не слышали с тех пор ничего о нем. Говорят, его теперь не увидишь днём. Говорят, живёт без звания и меча...Но тревожно нынче стало нам по ночам. Нам все кажется, что только погаснет свет, он вернется с войском дьявольским во главе. Так и видим - как врывается в небеса и сверкают искры в огненных волосах...

***

Кто обманет смерть, кто вовсе не будет жив, кто научится любовь отличать от лжи, кто напьется в ночь колодезною водой...
Только я один навек со своей бедой.
У моей беды горячий, суровый нрав. Я ложусь к утру и рано встаю с утра. У моей беды проклятья острей ножа. Иногда так сильно хочется убежать, иногда я чую - скоро сойду с ума...
...У моей беды в глазах расплескался май. У моей беды, как сахар, сладка полынь, и в любую стужу пальцы её теплы, и в любой жаре с ней рядом покой и тишь.
Иногда с ней рядом кажется - ты летишь.

Кто поёт про битвы, кто восхваляет мир, кто поет про фей, желающих стать людьми, кто поет дороге, кто-то поёт судьбе, кто поёт про время, что замедляет бег.
А моя беда - точёный изгиб бровей - мне поет про то, как ветер шумит в траве, про костры, вино, про звезды и про меня.

Не дай Бог её на что-нибудь променять.

@музыка: MaryJane - Моя личная Библия

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

13:53 

Sangryl
Принеси мне что-нибудь, и чего-нибудь, чтобы это закусить. Только пусть это будут не удила.
Сколько взглядов моих не тобою подбиты влёт, скольким обручам мне наутро сжимать виски,
Сколько братьев твоих с волосами, как дикий мёд, ежедневно проходят мимо моей тоски?
Сколько их – пока ты там спокоен, далёк и нем, совершают за мной – от меня – до меня – погонь;
Сколько раз, очарованной ими, кидаться мне в тихий омут, в горячий песок, в озорной огонь?

Сколько братьям твоим играть со мной в поддавки, каждым жестом меня зазывая с собой на дно,
Сколько мне бродить просторами их колхид, сколько рейдов направить за золотым руном?
А найти – только пыль в карман да в ботинки сор, и отлить из них серебро, и другим раздать;
А вернуться – пустой кошель да горящий взор, лихорадка и бред по всей ширине листа.

Сколько их, так похожих – в профиль или анфас, – обещали и вечный приют, и спокойный сон,
Сколько их – той же масти, и роста, и цвета глаз, - сколько их меня уводило за горизонт;
Удивлялись лёгкости их надо мной побед, но ночами меня не спасали от темноты –
И вдвойне удивлялись, когда совершён побег, потому что, нет, даже братья твои – не ты.

Я живу веселее, чем табор иных цыган; если в голосе я и в духе – мне каждый рад.
У меня внутри – твоё имя о трёх слогах, у меня на постели – твой сероглазый брат.
Что за дело тебе, драгоценнейший имярек, чем, и как, и где добываю мой смех и зной?

Как бы сердце своё сохранить к золотой поре, когда ты наконец-то придёшь за мной…

Карелиан

@темы: Стихи

23:39 

Доступ к записи ограничен

Все мы, изверги, на одно лицо.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Ладушкины сказки

главная